Сайты местных
отделений партии
бегун
Головной сайт партии

Раздольненское местное отделение

Выбор региона

«#Моё9мая» Страхова Людмила Васильевна

Безымянный

22 июня. Выпускной бал. Никто не ждал этого страшного слова —  «война».  1941 года фашистская Германия без объявления войны вторглась в пределы Советского Союза.  Были разгромлены многие пограничные заставы. Началась Великая Отечественная война.

    Мне всегда становится не по себе, что это может повториться. Страшно представить, когда мои выпускники, юные мальчишки и девчонки, вместо того, чтобы жить и любить, пойдут на войну.

    Война не знает возраста.

    Моей бабушке Меланье Никифоровне Кривчиковой (в замужестве Киселевой) было 22 года, когда началась война. Она родилась в русской деревне с поэтичным названием Клемёново Белгородской области в крестьянской многодетной семье (4 брата и 1 сестра) Кривчиковых  Никифора Ивановича и Анисьи Петровны (в девичестве Чурсина). Семья была дружная, работящая. Чего только она не пережила: и голод, и военное лихолетье. Из семьи Кривчиковых на фронт первым ушёл Александр, так как учился в лётном училище в Чугуеве, а потом и все остальные ее братья.   

 «В октябре – ноябре 1941 года, —  вспоминает бабушка, — фашисты прорвались в Белгородскую область. Ночью мужское население было эвакуировано. Их увозили на станцию Сажное,  а затем на фронт. Гитлеровцы забирали у нас провиант: курей, хлеб, молоко, яйца, чтобы прокормить свою армию».

   И, немного помолчав, продолжила:

  «Но пробыли они здесь недолго. В то время в Белгородской области в лесу  сформировался партизанский отряд. Руководителем партизан был секретарь  райкома партии. Ночью они приходили к нам за продуктами и за сведеньями.  

   Мы постоянно помогали Красной армии, которая находилась в Белгороде до 1942 года,- продолжала бабушка, — прочищали от снега дороги для лучшего продвижения армии, стирали им одежду, топили для них бани, спасали солдат от вшей, так как солдаты подолгу не мылись. А  в 1943 году  Красная армия пошла в наступление на Гастищево, Сажное, Прохоровку.

    Сражение под Прохоровкой, помню, как сейчас,  произошло 12 июня 1943 года на южном фронте Курской дуги. Это было кровопролитная, ожесточенная, беспощадная битва. От прямого попадания снарядов танки взрывались на полном ходу. Срывало башни, летели в сторону гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот.                                                                   Были мгновения, когда в дыму свои и немецкие танки мы различали только по силуэтам. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить  пламя.

    Убитых собирали на поле боя и наши, и фашисты вместе. За это время не прозвучало ни единого выстрела. Было собрано шесть мешков с солдатскими медальонами.

 Местное население хоронило солдат в братских могила 2,5 метров ширины, 10 —  длинны, глубиной до 5 метров, —  вспоминает бабушка Меланья. — Дети, женщины и старики работали на прокладке дороги.  Из них вернулся только один человек. Остальные погибли во время бомбёжки.

Снова появились фашисты. Они забирали у нас прямо с грядок  картофель и всё, что можно съесть. Нам было трудно выживать. Всем не хватало еды. Тогда я решила пойти в поле, чтобы нарвать колосьев, но была схвачена старостой, который был на службе у фашистов. Он рассказал немцам, что я  жена  коммуниста и что рвала колосья пшеницы в поле. Меня  сильно побили».            

 Немного помолчав, бабушка продолжила: «Платье было разорвано, лицо избито. Гитлеровцы спрашивали, кто из моей семьи на фронте. Я сказала, что четыре брата. Они снова стали меня бить, пока я не потеряла сознание. Посчитав меня мертвой, фашисты бросили меня у дороги.  Когда очнулась, гитлеровцы начали эвакуироваться. Местных жителей они согнали и повели к железной дороге на станцию Сажное, посадили в поезд, отделив детей  от матерей,  даже младенцев забирали, и их уже никогда мамы не увидели.

     Я с большим трудом   дошла до дома.  От побоев ныло всё тело, лицо распухло, глаза почти ничего не видели.

    Снова началась бомбёжка. Люди прятались в погребах. Снаряд попал в избу, где жили мои родители. Во время бомбёжки мама находилась в доме, её контузило. Через некоторое время стали наступать Советские войска и фашистов погнали до Белгорода».

     Она замолчала, наклонила голову, и по ее лицу потекли слезы.

— Бабушка, а как ты узнала, что война закончилась? – спросила я.

    Тут она подняла голову, и мне показалось, что бабушка помолодела, все морщинки на лице как будто исчезли, разгладились. В ее глазах промелькнула какая-то особая искра, огонек счастья и радости.

— Я была в доме, когда услышала крик на улице: «Война закончилась! Победа! Я по радио слышала!»  Соседка бежала по дороге, падала на колени, целовала землю, поднималась, бежала и снова кричала.  Во дворы выходили женщины, смотрели на нее, как на сумасшедшую (она получила на днях похоронку) и не верили ей. Со временем по всему селу раздавался бабий рев.

— А почему рев? Радоваться надо. Победа ведь? – недоумевая, спросила я.

— Ты понимаешь, внучка, — вздохнув, сказала бабушка, — одни получили похоронки и понимали, что никогда не обнимут своих родных; другие  ждут с войны живых. Это был плач горя и счастья.

     Бабушка повернулась к окну и долго сидела неподвижно.

А за окном весна. Ярко светит солнце. Поют птицы. Весело играет детвора. Как будто и не было 22 июня 41-го. 

    Я считаю, что моя бабушка Меланья Никифоровна – это живая легенда. «Жизнь продолжается! Жизнь без труда, без любви, без будущего – это не жизнь», — говорит она. И с этим нельзя не согласиться.    

    История творится ежечасно, ежеминутно – сегодня, сейчас. День сегодняшний рождает завтрашний. Эти истины неновы, но осознавать их, проникнуться ими до глубины души дано совсем не каждому. Найдётся немало людей, которые убеждены: можно прожить и без этих «высоких материй». Прожить- то, конечно, можно, только вот какая жизнь будет?

   Если человек, хотя бы изредка, не смотрит старые фотографии своих родителей, дедушек и бабушек, не ценит память о них, будь это посаженный предками сад или старые вещи, которые связаны с событиями в семье, значит теряет что-то очень важное в жизни..

    Я ещё раз убеждаюсь в мудрости слов Жюля Леметра: «Все люди участвуют в создании истории, стало быть, каждый из нас, хотя бы в самой ничтожной доле, обязан содействовать её красоте и не давать ей быть слишком безобразной».

Кривчикова (в замужестве Киселева) Меланья Никифоровна

«Жизнь человека определяется не количеством прожитых лет, а количеством дней»

Меланья Никифоровна со своим мужем Владимиром Ильичом Киселевым на празднике 9 мая в селе Кумово

Безымянный

#Мое9мая

Страхова Людмила Васильевна,               

учитель  русского  языка и литературы

МБОУ «Кумовская школа»




Секретарь Раздольненского местного отделения Партии Хуторенко Жанна Львовна

Проекты ЕДИНОЙ РОССИИ
Новый Крым